• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
19:41 

Познай себя, блеать!(с)







@темы: творчество

01:51 

Познай себя, блеать!(с)
Мгновения жизни

Автор: Sunny Sage
Фэндом: Bleach
Рейтинг: G
Персонажи: Гриммджоу, Ичиго

Мягкий лунный свет привычно затапливает комнату своим деликатным сиянием. Ночной ветерок чуть треплет шифоновые занавески – ты снова забыл закрыть окно. Или оставил его распахнутым специально? Ночи в Каракуре сейчас тёплые, летние, наполненные свободой и желанием совершать глупости. Где-то неподалёку бродит подвыпившая компания, на крыше соседнего дома любуется звёздами кошка, а кто-то ещё и не ложился. Мир людей всегда манил меня своей независимостью, открытостью новому и красотой, какой нет там, где я живу. Взять ту же луну. Моя, мёртвенно-бледная, освещающая кристальные пески пустыни холодным ровным светом, никогда не сравнится с твоей луной, яркой и мерцающей, будто бы живой. Однако, как бы прекрасна она ни была, моя-то роднее.
Я мягко спрыгиваю с подоконника и ступаю на ковёр. Твоя комната не изменилась совершенно, ты даже мебель не передвинул. А ведь теперь у тебя должно быть навалом свободного времени, чай, миры спасать уже не надо. Возможно, тебе покажутся странными мои размышления об обстановке твоего жилища, но, во-первых, ты никогда не узнаешь про них, а, во-вторых, я слишком прижился в мире людей, и, должно быть, стал думать как они. Да, меня и самого поначалу это смешило, а после свыкся. Я, знаешь ли, изменился. Ты, как я посмотрю, тоже.
Осторожно сажусь на край твоей кровати и вытягиваю ноги. Ты забавно хмуришься во сне, это выражение вообще когда-нибудь сходит с твоего лица? В темноте твои ярко-рыжие волосы выглядят как каштановые и обманчиво-мягкие. Ты пооброс, но, думаю, тебе идёт. Над бровью чуть виднеется бледный тонкий шрам, который я когда-то тебе оставил. А может, и не я вовсе, буду я ещё помнить каждое нанесённое врагам увечье. Хотя какой ты мне теперь враг…
Знаешь, а они ведь волнуются за тебя. Орихиме, эта глупая девчонка с душой нараспашку, она уже не так часто говорит о тебе (что меня вообще-то радует), но я вижу в её глазах обосновавшуюся грусть. Она там, притаилась в уголке, за масками милой пай-девочки и всепрощающего лекаря. Никогда не понимал, как можно быть настолько лживым к самому себе, должно быть, наша Принцесса мазохистка. Ты не ослышался, именно «наша». Теперь она даже больше моя, чем твоя. Впрочем, и Чад, твой лучший друг, однажды может стать моим, если ты не возьмёшься за ум. Он ведь больше всех по тебе скучает, Куросаки. Всегда молчит, всегда хмуро-безразличный, а как тебя увидит – словно бы светлеет, причём ни мускул на лице не дрогнет. Как у него это получается? На моей памяти только Улькиорра так умел. И, словно преданный пёс, ждёт, когда же ты всё расскажешь ему, выскажешь то, что давно должен. А ты словно слепой и не видишь…
Легко провожу рукой по твоим волосам, сам не зная зачем. Захотелось вот. Длинные они у тебя всё-таки, вот возьму и подрежу прямо сейчас, мечом.
Из груди вырывается вздох. Дурак ты, Куросаки. Потеря сил – это ужасно, не спорю. Кто как не я может понять тебя в этом? Только вот опускать руки и отворачиваться от любящих тебя людей, жалеть себя и что-то там пытаться доказывать недостойно мужчины. Быть может, я повёл бы себя ещё хуже, если бы не сила Орихиме, крушил бы всё вокруг и бесился, как раньше. К счастью, теперь я могу контролировать своего зверя, мы довольно быстро подружились. Ну а ты? В тебе-то теперь нет Пустого, так чего ж ты сопли жуёшь? Чёрт возьми, больше года уже дурью маешься! Аж злость берёт…
Сижу рядом с тобой ещё некоторое время. Моя реяцу полностью заглушена, а сам я дух, ты никак не сможешь меня обнаружить. Зачем я прихожу сюда по нескольку раз в неделю уже полгода? Для чего? Моих доводов ты всё равно не услышишь, а я только раздражаюсь. О драке и говорить глупо, точно не за тем я сюда сунулся. Может, таким образом я себя успокаиваю, а? Тешу себя надеждой, что ты, блин, услышишь мои мысли на уровне телепатии или ещё какой херни? Ну и ну, до чего я докатился.
Пружинисто спрыгиваю с кровати и, по обыкновению сунув руки в карманы хакама, направляюсь к окну. Сегодня я пришёл к тебе в последний раз, перед возвращением в Хуэко Мундо. Надо там кое-что уладить, в моём маленьком королевстве песка и одиночества.
- Включи уже мозги и прислушайся к сердцу, кретин, - беззлобно бросаю напоследок, - Нет ничего ценнее этих мгновений жизни, которые ты просираешь в своей псевдо-гордости.
Перед тем, как сорваться в сонидо, мельком оборачиваюсь. Вижу твою улыбку…

@темы: творчество

22:11 

Клубника в золоте

Познай себя, блеать!(с)
Название: Клубника в золоте
Автор: Sunny Sage
Фэндом: Черепашки ниндзя 2007

- Раф, нам надо поговорить.
Черепашка в красной повязке недовольно обернулся на голос лидера. Что, братец, снова решил поиграть в строгого родителя?
- Что произошло на тренировке? Зачем ты наорал на Дона?
Вот чёрт, как в воду глядел. Знал же ведь, что так просто от него не отстанут.
- Я уже извинился, - буркнул темперамент. Очевидно, старшего брата такой ответ не устроил.
- Я не это имел в виду. Почему ты вообще на него сорвался? Нет, я понимаю – Майки, он частенько бывает тем ещё надоедой, но Дони…
Леонардо ещё что-то говорил о поведении младшего брата, но тот не слушал. Вернее, слушал, но не слова, а голос мечника. Бархатистый, сильный, с проскальзывающими звонкими нотками, когда тот особенно возмущался – этот голос был музыкой для Рафаэля. А ещё он смотрел на красиво изогнутые губы. И синеватую жилку на шее, которая едва заметно пульсировала, разнося кровь по венам. В глаза же брата владелец сай старался смотреть как можно меньше, сфокусировав своё внимание на его переносице. Потому что если Раф заглянет в эти миндалевидные глаза цвета коньяка с искорками зелени – он пропадёт. Просто выпадет из реальности, утонет в таком родном и глубоком взгляде. Так что лучше не искушать судьбу.
- Ты меня вообще слушаешь? – устало поинтересовался лидер. Господи, как ему это надоело! Надоело быть вечной нянькой для своих братьев. Хотя, если говорить откровенно, порой Леонардо это нравилось – наставлять Майки на путь истинный, или объяснять Дону принцип какого-то нового приёма… Но в случае с Рафом всё было иначе. Он ничего не хотел слушать, когда Лео пытался что-то ему втолковать, а если и слушал, то смотрел куда-то сквозь него, будто не замечая. Был импульсивен, нередко груб и, казалось, специально нарывался на неприятности. В последнее время порывистый брат вообще вёл себя странно, то избегал Леонардо, то принимался пристально рассматривать, как какую-то диковинку. Такое отношение задевало обладателя голубой повязки, черепашка не понимал, чем он это заслужил. Вот и сейчас у Рафаэля было отсутствующее выражение лица, словно брат находится где-то в другом месте. Ну, раз так…
- Ладно, Раф, доброй ночи.
С этими словами мечник удалился. Рафаэль немного опешил от такой внезапной перемены, а когда пришёл в себя – Лео в коридоре уже не было. Но владелец сай на мгновение встретил взгляд старшего брата, и увиденное ему не понравилось. Он не хотел, чтобы Лео – его Лео! – так на него смотрел, с толикой разочарования и обиды. На душе будто скребли кошки.
«Какой же ты идиот, Раф! Мало того, что наехал на Дона, так ещё и Лео чем-то обидел. Не понятно только, чем именно, не грубил же вроде, спокойно выслушал…» - размышлял ниндзя по пути в свою комнату.
Рафаэль не помнил точно, когда это началось. Просто однажды он стал более внимательно следить за старшим братом, подмечая малейшие детали в его поведении. На тренировках, в бою, в свободное время Раф ненароком поглядывал на владельца катан, с интересом изучал его, пока никто не видит. За два месяца темперамент узнал о своём брате больше, чем за семнадцать лет совместной жизни. Рафаэль мог с закрытыми глазами перечислить все шрамы на теле Леонардо, назвать его любимый сорт чая – китайского, потому что японский Лео на дух не переносил – и расписать его день по минутам. Поначалу темпераменту нравилось такое подобие ощущения власти над лидером, знание, недоступное остальным членам семьи. А потом этого стало мало, захотелось узнать ещё больше, узнать подробности, которых не знал вообще никто. Например, какую температуру воды предпочитает Лео. Или почему ему так нравится всё, связанное с Японией, кроме пресловутого чая. Или как он целуется…
Со временем это превратилось в манию. Рафу стали сниться сны с участием старшего брата, и сны эти были отнюдь не невинными. В ночных фантазиях саеносца Лео представал в позах различной степени пикантности, громко стонал и выкрикивал его имя. А хуже всего было то, что сны были уж слишком реальными. Наутро черепах в красной повязке просыпался разбитым, с регулярным стояком и скверным настроением. Из-за этого Раф становился всё раздражительнее, начал срываться на братьях, испытывая какое-то садистское удовольствие, доводя виновника такого его состояния. Вот и сегодня на тренировке, когда Дон поинтересовался, всё ли с ним в порядке, темперамент послал его куда подальше и в выражениях не стеснялся. Потом, правда, Рафаэль извинился перед выпавшем в осадок гением – мол, недосып и всё такое – на что черепашка в фиолетовом посоветовал ему принять успокоительное и выспаться. От такого совета Раф чуть было не послал его снова, но, взяв себя в руки, покинул додзё. Тут-то его и настиг Лео.
Ударив кулаком в стену, владелец сай стал думать, как задобрить старшего брата. Это, конечно, было совершенно не в его стиле, и некоторое время назад черепах бы даже не заморачивался на этот счёт, но…
Но он не хотел, просто физически не хотел видеть такую разочарованную усталость в глазах любимого – он уже признался себе в этом – брата. Нужно было придумать, как извиниться.
«Может, отполировать его мечи? Нее, его ж удар хватит. Мм, а если завтрак в постель? А что, практично и с подтекстом. Чёрт, с каким ещё нахрен подтекстом, о чём я думаю?!» - краснобонданный зарычал и со всей силы треснул ни в чём не повинную стену. На белой штукатурке осталось ярко-алое пятно крови из разбитого кулака.
- Твою же ж мать! – зашипел Раф, потирая руку. И тут в голове словно что-то щёлкнуло. Ярко-алый. Красный. Ну, конечно же! Вот он, ответ.
***

Лео долго не мог уснуть. Он всё думал о своей семье, о своей роли в ней, о благополучии каждого её представителя. А потом все мысли переключились на Рафаэля. Вот уж с кем действительно не соскучишься! Импульсивный, упрямый, совершенно неуправляемый и наглый, его дорогой младший братик умел выводить лидера из себя как никто другой. Но в последнее время что-то в темпераменте изменилось. Он стал каким-то более порывистым что ли. Перепады его настроения варьировались от равнодушно-спокойного до отметки «спасайся кто может» за ничтожно короткие промежутки времени. Черепах стал более нервным, под глазами у него залегли круги, на братьев он частенько срывался без видимой на то причины. А про его поведение с Леонардо и говорить нечего – владелец сай то игнорировал его, то преувеличенно внимательно разглядывал, когда думал, что никто не видит. И, сказать по правде, Лео было неуютно под этими его взглядами. Уж слишком они были изучающими, голодными. Будто мечник – кусок отличной вырезки перед изголодавшимся человеком.
Как-то черепашке в голубом не спалось, и он решил потренироваться. На часах было полпятого утра, все в убежище ещё спали – так он думал. Однако во время тренировки Лео вновь почувствовал, что за ним наблюдают. Круто развернувшись, мечник встретился взглядом с золотистыми глазами брата. Рафаэль стоял, прислонившись спиной к колонне и, не скрываясь, рассматривал лидера. Было в темпераменте что-то такое, от чего владельца голубой повязки бросило в дрожь. В тот момент Раф очень напоминал крупную хищную кошку, караулившую добычу. В полумраке тренировочного зала золотистый взор словно рентгеновскими лучами прошёлся по фигуре брата, от чего Лео почувствовал себя совершенно обнажённым и слегка покраснел. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Рафаэль отвернулся и бесшумно ушёл, не сказав ни слова. Лео так и не понял, зачем тот приходил, только внутри поселилось странное чувство – чувство, что он больше не сможет спрятаться от этого пронизывающего золотисто-янтарного взгляда.
Размышляя о Рафаэле, Лео и сам не заметил, как провалился в царство Морфея.
***

Весь следующий день Раф был в приподнятом настроении, даже несмотря на ноющий кулак. Он уже знал, как извиниться перед братом, и это самое знание заставляло его с нетерпением предвкушать вечер. Был выходной, и обитатели убежища занимались кто чем: учитель Сплинтер читал какую-то книгу, Донателло прогонял свою новую программу через компьютер, Майк играл в приставку, а Кланк развалился на спинке дивана и приглушённо мурчал, одним глазом поглядывая на хозяина. Лео же, как обычно, медитировал в своей комнате после тренировки. Отлично.
Сославшись на то, что пойдёт немного вздремнуть, Раф отправился в свою комнату, где быстро собрал в сумку все необходимые для маскировки вещи и сделал в кровати муляж самого себя на тот случай, если кому-то взбредёт в голову проверить его комнату. Кивнув своим мыслям, саеносец тихо прокрался в прихожую и как можно быстрее и незаметнее пробрался к выходу. Ещё раз оглянувшись, Рафаэль покинул дом.
Выйдя на поверхность и осмотревшись, черепашка окольными путями направился в сторону заброшенных гаражей, где, надёжно скрытый за специальной панелью в стене, ожидал своего хозяина мощный мотоцикл. Наскоро переодевшись в костюм Всевидящего, в котором, если не присматриваться, его вполне можно было принять за обычного байкера, Раф оседлал своего железного коня и, ударив по газам, скрылся в начинающем темнеть городе.
***

Разминая уставшие после более чем часовой медитации мышцы, Леонардо отстранённо думал о том, что неплохо бы было сейчас принять душ и почитать какую-нибудь книгу. Эйприл как раз недавно одолжила ему последний томик «Гарри Поттера» - самое то для того, чтобы отвлечься. Ещё раз потянувшись, Лео направился в душ.
Приятная тёплая вода отлично расслабляла, даря телу долгожданный отдых. Опёршись руками о кафельную стену душевой, мечник прикрыл глаза и освободил голову от всех посторонних мыслей. Остались только тишина, журчание воды и золотые глаза Рафаэля.
Лео резко открыл глаза. Так, а этого-то каким ветром сюда занесло? Тряхнув головой, ниндзя несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул нагретый воздух ванной. Тишина, ему просто нужна тишина… Но настойчивый золотистый взгляд чуть прищуренных глаз никуда не хотел исчезать. Да что же это такое, в конце концов! Чертыхнувшись, Лео посмотрел вниз. Прекрасно, просто прекрасно – у него встал. И на кого – на Рафа! В этот момент лидер черепах захотел придушить самого непокорного брата. Но не признаться самому себе Леонардо не мог – ТАК на него ещё никто не смотрел, и это заводило. Прикрыв глаза, Лео поднял в памяти тот вечер, когда брат наблюдал за его тренировкой. Не было сказано ни единого слова, но слова были бы излишни. Дикая грация, расслабленная поза, независимость и непокорность в каждом движении. Накаченные руки Рафаэля были скрещены на груди, и мечник как воочию увидел каждый изгиб, каждую мышцу и вену. Далее была линия могучих плеч, переходящая в изгиб сильной шеи. С губ Лео сорвался короткий вздох. Линия губ, отсутствие привычной ухмылки, красивое лицо и глаза в обрамлении кровавой маски. Глубокий внимательный взгляд, не упускающий ни малейшего движения, лёгкий прищур. Казалось бы, этот взгляд проник в самую душу. Владелец пары мечей не сдержался и застонал. Пустив воображение дальше, Лео представил, что мастер кинжалов не ушёл, а направился к нему. В стремительном рывке Рафаэль прижал несопротивляющегося лидера к стене, уперев руки по обе стороны от его головы, обрывая пути к отступлению. А затем последовал жёсткий поцелуй, сметающий все барьеры, оставляя в голове Леонардо лишь пьянящую пустоту. Властный язык проник в рот черепашки и принялся там хозяйничать, пока не закончился кислород. Стоящий под душем Лео уже стонал в голос, одна только эта сцена невероятно его возбудила. А Рафаэль из фантазии уже спустился ниже, кусая-зацеловывая шею мутанта, истязая его сладкой пыткой. Одна рука опустилась на пах, вторая надавила на панцирь, заставляя максимально прогнуться в пояснице. Словно дразня, искуситель не притрагивался к члену, а кружил вокруг, по нижним пластинам пластрона и внутренней стороне бёдер. Затем Раф резко развернул брата, буквально впечатав в стену и, опаляя горячим дыханием его шею, резко вошёл. Лео в ванной буквально взвыл от контраста яркой фантазии и реальных ощущений. Толкаясь в руку, он представлял, что Рафаэль вколачивает его в стену, приближаясь к кульминации, которая не заставила себя долго ждать. Простонав-выкрикнув имя своего воображаемого любовника, владелец голубой повязки на подкашивающихся ногах осел на пол, пытаясь прийти в себя. Такого яркого оргазма у него давно не было, и в любой другой ситуации ему бы стало совестно от объекта своего желания, но сейчас черепаху было всё равно. Смыв с себя остатки страсти, Лео выбрался из душа и, не вытираясь, обернул вокруг бёдер полотенце и отправился в свою комнату. От капелек воды на коже и быстрого шага черепашка немного охладился и окончательно взял себя в руки. Открыв дверь своей комнаты, Леонардо замер: у его кровати стоял Рафаэль. Но поразило лидера другое: в руках темперамент держал большую плетёную корзинку с клубникой.
- Ээ.. Привет, - хотя Рафаэль готовился к разговору, он совсем не ожидал увидеть то, что увидел. Десять минут назад черепах вернулся домой, никем не замеченный пробрался в свою комнату и, кинув сумку с костюмом, аккуратно снял обёртку с корзины. Одуряющий запах ягод наполнил комнату и заставил Рафа улыбнуться. Благодаря своим наблюдениям за лидером владелец сай знал, что тот неравнодушен к клубнике. Чем не извинение?
Не обнаружив брата в комнате, Раф решил, что тот в душе, и оказался прав. Но…
Но, чёрт возьми, вид раскрасневшегося после горячей воды Леонардо, с каплями воды на салатового цвета коже и в одном только полотенце снёс темпераменту крышу. Еле-еле взяв себя в руки, он продолжил:
- Так, я чего пришёл-то. Лео, я хочу извиниться за своё поведение в последние дни, я как сам не свой был, срывался на всех… В общем, вот, - черепах протянул оторопелому брату корзинку с ягодами и неуверенно улыбнулся.
А у бедного Леонардо произошёл ступор. Он на автомате принял подарок и, не придумав ничего иного, ответил:
- Да… Спасибо…
Только что в ванной он представлял, как занимается сексом с Рафаэлем, а теперь этот самый Рафаэль стоит в его комнате, дарит огромную корзину клубники – и как узнал, что это его любимое лакомство? – и за что-то извиняется. Золотистые глаза тепло и как-то ожидающе наблюдают за ним, брат явно не торопится уходить. Глубоко вздохнув, Лео ощутил лёгкое головокружение от сладкого и слегка терпкого аромата ягод, уже распространившегося по комнате. Никто ведь не знал… На лице Леонардо сама собой расплылась счастливая улыбка.
- Я и не обижался, Раф. Но откуда ты..? – обладатель голубой повязки не успел закончить вопрос, как его губы накрыл страстный, но мягкий поцелуй Рафаэля. Увидев такую яркую улыбку на лице старшего, явно не ожидавшего такого брата, последние остатки разума помахали саеносцу ручкой и отправились в отпуск. Бессрочный.
Глаза Лео широко распахнулись, и он только чудом не выронил корзинку, умудрившись аккуратно опустить её на ковёр. Будучи в лёгком шоке от поведения младшего, Леонардо не сопротивлялся, чем Рафаэль и воспользовался. Его поцелуй углубился, став более требовательным, одна рука приобняла Лео за шею, не давая отстраниться. А Леонардо и не хотел отстраняться. Прикрыв глаза и ответив на поцелуй брата, черепашка отстранённо подумал, что его здравый смысл, коротко ругнувшись, отправился вслед за разумом брата в долгое путешествие. Тоже бессрочное.
Неожиданно Лео понял, что его повалили на кровать, а полотенце валяется где-то на полу. Разорвав долгий поцелуй, Рафаэль, тяжело дыша, заглянул в такие родные коньячные глаза, ожидая увидеть там что угодно, но только не взаимность, с которой смотрел на него брат. Глухо что-то прорычав, Раф, покрывая короткими поцелуями лицо мечника, спустился к незащищённой шее, так соблазнительно открытой ему. Не сдерживаясь, темперамент оставлял на гладкой коже брата укусы, которые тут же зализывал. Заломив руки Леонардо над его головой, саеносец прервался и оглядел свою «жертву». Затуманенные дымкой страсти глаза, лёгкий румянец, чуть приоткрытые, припухшие от поцелуев губы и часто вздымаемая грудь – такую картину Раф не единожды видел в своём воображении, но в сравнении с открывшейся ему реальностью фантазии блекли.
- Закрой глаза, - хрипловатый шёпот опалил шею лидера, разнеся по телу сотню мурашек. Глаза черепашки завязали лентой красного атласа, а затем кожи коснулось что-то прохладное. Очертив линию губ, спустилось вниз по подбородку и открытой шее, переходя в ямку между ключицами. Проведя языком по губам, Лео с удивлением почувствовал вкус клубники. И тут же Раф принялся в поцелуе слизывать сладкий красноватый след со своего любовника, тем самым вырвав из груди Лео приглушённый стон.
Рафаэль вовсю наслаждался изысканным видом беззащитного Леонардо, раскинувшегося перед ним. Внизу живота словно затянули морской узел, да и у брата состояние было не лучше, но Раф хотел поиграть ещё немного. Легко коснувшись сладких от ягодного сока губ лидера, он выдохнул:
- Ты хочешь этого?
Стон был ему ответом. Отпустив руки мечника, владелец сай провёл свободной рукой по нагрудным пластинам брата, ненароком задев неприкрытые участки кожи, спустился ниже и, намеренно игнорируя стоящий колом член, погладил бёдра. Протестующе замычав, Лео поддался вперёд, желая поскорее получить разрядку, но Рафаэль надавил рукой ему на живот, лишая возможности двигаться.
- Тогда попроси, - ухмыльнулся он. Раф прекрасно знал, что для гордого лидера это будет непростой шаг, но таковы правила игры.
Лео плавился в объятиях брата. Лишённый способности двигаться, он желал большего, он хотел, чтобы Раф взял его так же, как и в воображении черепаха. Чередуя нежность и резкость, Рафаэль доводил Лео до безумия, с каждым поцелуем и прикосновением вырывая из его груди новые стоны. Уже не важно было, услышат их или нет, мир мечника сузился до этой комнаты, до рук его брата.
- Раф… пожалуйста… - простонал Леонардо, чувствуя новый поцелуй на плече. В ответ послышался тихий смешок.
- Пожалуйста – что, Лео? – темперамент, как довольный кот, проурчал его имя, оставляя новый засос на ключице. Изнывая от страсти, старший, наплевав на свою гордость, простонал:
- Чёрт, трахни меня уже! – и был тут же лишён способности говорить, заткнутый глубоким поцелуем Рафаэля. Отпустив запрокинутые руки лидера, краснобанданный, обхватив одной рукой член брата, другой принялся разрабатывать его вход. Влажный от ягодного сока палец проник внутрь, вместе с немного неприятным ощущением вызвав дрожь по всему телу и рваный выдох черепашки. Раф уже и сам еле сдерживался, чтобы не наброситься на брата, но он помнил, что у Лео это первый опыт, а потому старался быть как можно более аккуратным. Устроившись между ног лидера и приставив истекающую смазкой головку члена к дырочке, Рафаэль вошёл одним резким движением. Не ожидавший такого Лео до крови закусил губу, подавляя болезненный стон. Ощущение было такое, словно его прошили раскалённым штырём.
- Шш, потерпи немного, - успокаивающе прошептал Раф, сцеловывая выступившие из-под повязки слёзы. Лео был чертовски узким, это буквально сводило темперамента с ума, заставляя терпеть из последних сил. Меньше всего он хотел причинить брату боль, поэтому, шепча всякие глупости, Рафаэль начал предельно осторожно двигаться внутри мечника.
На мгновение Лео потерял сознание от нахлынувших на него ощущений. Из-за повязки на глазах чувства старшего обострились, путая мысли – хотя, какие тут, к Шреддеру, мысли, когда в него вколачивается такое горячее тело? Задев какую-то точку внутри, саеносец заставил Леонардо стонать в голос, после чего младший брат начал специально задевать простату в теле любовника. Чувствуя, что приближается к пику, Лео сорвал повязку с глаз. Боже, он никогда и ни у кого не видел такого яростного и одновременно нежного взгляда! Жидкое золото, сжигающее заживо. Его глаза словно раздевали твою душу, вытаскивая на поверхность самые потаённые мысли и чувства. И Лео не выдержал. Громко простонав имя брата, Лео выгнулся дугой и кончил, пачкая спермой пластрон Рафа. Тот, сделав ещё пару движений, последовал вслед за мечником, глухо прорычав имя Леонардо в ответ.
Обессиленный, Рафаэль привалился к плечу владельца голубой повязки и легко поцеловал его в висок. Возможно, после они пожалеют об этом. Возможно, они будут ненавидеть друг друга. Но никто, никто и ничто не сможет забрать у Рафаэля воспоминания об этом вечере, когда поцелуев было больше, чем слов. И пока темперамент вот так обнимает доверчиво прижавшегося к нему Лео – мир для него не существует.
- Ты мой, слышишь? – крепче прижимая к себе такого любимого лидера, прошептал Раф.
- Твой, твой… - сонно послышалось в ответ.
И тогда Рафаэль понял, что он – самый счастливый черепашка на свете.

Конец… или нет?

@музыка: Curtis – Super Psycho Love

@темы: творчество

Записки Кицунэ

главная